Что делать регионам в условиях снижения финансирования из федерального бюджета?

    Не секрет, что в системе здравоохранения не хватает денег. Сегодня многие регионы думают о том, как в рамках ограниченного финансирования «размазать» бюджетные средства на все возрастающее количество потребностей. Как выживать регионам в сложившейся ситуации? Своим видением ситуации поделился директор Центра социальной экономики, кандидат фармацевтических наук Давид Мелик-Гусейнов.

    По прогнозам экспертов, с 2020 года темпы роста консолидированного бюджета будут снижаться. Однако отчаиваться не стоит, поскольку ожидается рост консолидированных затрат на систему здравоохранения. В этой связи, по мнениюМелик-Гусейнова, ошибочно полагать, что финансирование здравоохранения сокращается, скорее, по его словам, идет внутреннее перераспределение средств.

    Финансирование из федерального бюджета снизится на 31% до 2015 года, при этом федеральный центр рекомендует субъектам Российской Федерации к 2015 году увеличить расходы на эту сферу на 40%. Есть российские регионы экономически дееспособные с профицитом региональных бюджетов, но таких регионов всего 5 по итогам 2013 года. Все остальные 78 субъектов живут с дефицитом бюджета. Поэтому рекомендации федерального уровня подавляющее большинство регионов, к сожалению, выполнить не сможет, уверен эксперт.

    Целевые показатели

    Директор Центра социальной экономики напомнил о зафиксированных в Указе Президента целевых показателям рождаемости и смерти. К примеру, к 2018 году от новообразований, включая злокачественные, должны умирать 192,8 человека на 100 тыс. человек населения. Но как достигнуть этих показателей без каких-либо ухищрений с данными статистики, не перекладывая ответственность на других лиц?

    Мелик-Гусейнов поделился, что организаторы здравоохранения на уровне субъектов Российской Федерации нередко жалуются на то, что лечить невозможно из-за отсутствия денег. В то же время регионы денег не просят, потому что не хотят брать на себя дополнительную ответственность. Но достигнуть поставленных целевых показателей можно лишь сообща, в режиме полноценного партнерства между бизнесом, страховым бизнесом, властьимущими, и самое главное, пациентами, подчеркивает эксперт. Сегодня пациент в подавляющем большинстве случаев не комплаэнтен лечению, которое ему назначается. Пациент боится сталкиваться с диагнозом, и быть дополнительно замотивированным на лечение. И это тоже большая проблема, уверен он.

    Направления «маневра»

    В конце прошлого года чиновников уровня министров и замминистров регионального здравоохранения спросили, как они собираются выживать в этой ситуации. Региональные организаторы здравоохранения назвали несколько направлений «маневра».

    Прежде всего, это запуск программ амбулаторного лекарственного обеспечения. В регионах понимают, что лучше дать упаковку препарата человеку на дом, чтобы он лечился в домашних условиях и не нагружал собой стационарную койку.

    Второе направление — это сокращение инфраструктуры. Будут сокращаться больницы, штатный медперсонал, и этот тренд уже очевиден. В конце прошлого года в крупных городах, в частности в Москве, эта тема активно обсуждалась на телеканалах, радиостанциях.
    Третий момент — фондоудержание, то есть цепочка реагирования, при которой деньги за лечение конкретного пациента лечебному учреждению выплачивает то ЛПУ, которое его «упустило». Допустим, врач никак не отреагировал, что пациент не прошел диспансеризацию. Если у такого пациента впоследствии будет выявлено серьезное заболевание в поздней стадии, то за его лечение в стационаре из собственного бюджета будет доплачивать «упустившая» его поликлиника.

    Эксперт считает, что это «опасная игра», в которую играют некоторые субъекты.

    Для многих регионов сегодня становится спасением запуск региональных целевых программ, которые очень помогают, во-первых, рассмотрению той или иной проблемы, а во-вторых, определению KPI (ключевых индикаторов эффективности) этой программы.

    В 2014 году на реализацию региональных целевых программ, которые действуют сегодня на территории Российской Федерации, было выделено порядка 900 млрд рублей. Сюда входят и лекарства, и технологии, и зарплаты, и фонды. Конечно, подавляющее большинство из них — это смешанные программы, которые содержат сразу несколько различных нозологий, либо комплексное улучшение системы здравоохранения. Но есть и таргетные программы, к примеру, сегодня на российской территории активно реализуются 20 программ по онкологии. Это не так много, но тем не менее, сегодня в рамках этих программ у бизнеса есть возможность вести диалог с властьимущими, пытаться запустить какие-то совместные проекты.

    Оценка медицинских технологий

    За государственный счет в таких направлениях как онкология, и другие серьезные нозологии очень часто закупается то, что ненужно закупать. Бывает, что приобретается оборудование, без которого можно было бы обойтись, или поставляются устаревшие модели, когда есть уже более современные и эффективные технологии. Поэтому любое решение на государственном уровне должно быть в обязательном порядке экономически обосновано. Такая оценка медицинских технологий используется сегодня во всем мире и ее необходимо развивать в России.

    Например, фармакоэкономика занимается сравнением одних лекарственных препаратов с другими. Есть экономика здравоохранения, которая сравнивает различные технологии внутри системы здравоохранения. При этом используется комплексный подход — сопоставляются не только лекарственные препараты, но и различные комплексные медицинские манипуляции. Существует и социальная экономика, которая занимается социально-экономической оценкой целесообразности изменений, требующих решений, в том числе на политическом уровне.

    На взгляд эксперта, все эти отрасли науки нужны, но фармакоэкономика больше актуальна для клинических фармакологов, экономика здравоохранения — для министров и замминистров, а социальная экономика — для политиков, которым нужны железобетонные аргументы, чтобы принимать правильные решения.